Бисексуалы
Эта странная и поначалу шокирующая история имела место быть в подмосковном молодёжном скейтпарке. Мне было двадцать, я был молодым и весёлым студентом, которому нужен был хоть какой-то доход, чтобы водить девушек в кино и курить травку с друзьями. Все эти бурные дни далеко позади, но воспоминания до сих пор остаются свежими кольями в моём сознании. К двадцати годам я был привлекательным и миловидным юношей. Именно привлекательным и миловидным. Я носил длинные волосы, катался на скейтборде,
любил узкие джинсы, американские спортивные кеды и красивых девушек. Правда, денег у меня не водилось, но при этом дамам я нравился. В том возрасте девчушки любят милых ребят с подтянутыми телами и красивыми улыбками. К тому же я всегда был спортивным парнем и следил за собой. Но дело даже не во мне, а в том диком месте, куда я пошёл работать. Как-то на глаза мне попалось объявление. Магазину, торгующему атрибутикой при крупном скейтпарке, требовался продавец-консультант. Все мы хотим, чтобы наша работа соприкасалась с хобби, вот я и выбрал это место. Было солнечное утро, когда я приехал на свой первый рабочий день продавцом в этом магазинчик. В большом, открытом скейтпарке было людно, а в самом магазине за кассой меня встретила рыжеволосая красавица. Её звали Алина, чудная девочка лет двадцати-пяти. Красивое лицо, маленький аккуратный носик, щёки с россыпью оранжевых веснушек, стройная фигурка с небольшой, но явно упругой грудью и с совершенно феноменальной попкой, в которую хотелось впиться зубами и никогда в жизни не отпускать. Когда увидел её сразу как говориться, поплыл. Я уже фантазировал, как буду флиртовать с ней днями напролёт и вполне возможно, мне даже удастся затащить её в кладовую и хорошенько отвести душу. Моему разочарованию не было предела, когда я увидел того атлетично сложенного парня с белоснежной улыбкой. Он вышел из подсобного помещения с коробкой подшипников и ласково чмокнул Алину в щёку. Этого парня звали Максимом, он был менеджером магазина и как не печально, бойфрендом Алины. Я понимаю тех девушек, которые вешаются на таких парней. Выглядят они круто, а Алина, похоже, была одной их тех женщин, что любит брутальных самцов. Так что миловидный паренёк вроде меня оставался за бортом. Как оказалось прошлый продавец-консультант, что работал до меня, волшебным образом исчез. По словам Алины, он просто пошёл на обед и не вернулся, по этому магазинчику в срочном порядке требовался новый работник. Что смешно, тот парень даже свою трудовую книжку не забрал. Но не в этом соль. Как назло в мою первую смену пришла большая поставка скейтбордов, досок, колёс и прочей утвари. Так что мне пришлось таскать всё это барахло половину рабочего дня. Зато я смог поближе узнать ребят, что там работали. Алина и Максим казались весёлыми, красивыми и доброжелательными. Но всё же свои странности у них были. Алина срывалась на клиентов. Её странность заключалась в том, что она могла жестоко огрызнуться на кого-нибудь, а уже через секунду мягко беседовать, как мать Тереза. Такая двойственная личность, это сложно объяснить. Максим выглядел доброжелательно, но скованно. Он с радостью шёл на контакт, но о себе особенно не говорил, а только задавал вопросы. Всё же о людях много не узнаешь за один день, и я списывал эти странности на усталость. Время шло, и рабочий день плавно приближался к завершению. В центре парка по-прежнему оставалась не большая компания. Парень в шестипанельной кепке и татуировкой на шее показывал своей подруге азы спуска с рампы. В то время как двое их друзей спокойно катались на скейтбордах вокруг них. Я глубоко выдохнул. В воздухе пахло свежей пластмассой и каким-то странным, синтетическим освежителем воздуха. Я поймал себя на мысли, что уже солидно устал. Ноги в коленях слегка ломило. Я краем глаза поймал взгляд Алины. Кондиционер не работал и под конец дня её рыжие волосы липли к кожаной блузке. Она шла закрывать кассу, и в руках у неё была охапка белых чеков. За день я уже насмотрелся на её очаровательный зад, но не отказал себе в удовольствии взглянуть ещё раз, когда она повернулась ко мне спиной, пересчитывая купюры в кассе. Её попка была похожа на два крепких орешка прижатых друг к другу и так несправедливо стянутых джинсами, которые на её теле были совершенно не к месту. «Почему ты такая красивая? Почему ты занята?» — бормотал я где-то внутри себя. Её бойфренд, Максим был отличным парнем, но уж слишком сильно мне нравилась эта девочка. Я оставил на её ягодицах прощальный, голодный взгляд и отвернулся. Согнулся в три погибели рядом с коробкой наполненной подшипниками. Начал скрупулёзно раскладывать товар по размеру. Я по-прежнему слышал звук колёс досок тех парней, что до сих пор были в парке. Слышался тихий голос Максима за стеной. Он говорил с некой Александрой Яковлевой, отчитываясь о поступившей партии досок. Вдруг я почувствовал движение за спиной и ощутил, как к моим ягодицам что-то прижалось. Я нервно сглотнул слюну и нахмурился. Это была Алина. Она прижалась ко мне сзади, как нахальный сексуальный маньяк к девочке на остановке. Я в шоке посмотрел на нее, не разгибаясь. Она ухмыльнулась, но ничего не ответила. Я искренне не понимал природу этой шутки и выпрямился. Девушка улыбнулась и хлопнула меня по попе ладонью. — Клёвый зад. — Алина несколько секунд внимательно смотрела в мои глаза, а потом добавила, — Ты чего такой испуганный? — Да нет… — смутился я и покосил взгляд. Я был сбит с толку. — Что ты делаешь? — Пристаю к тебе, глупыш. — Алина игриво посмотрела на меня исподлобья. На мгновение я очень обрадовался её внезапному безумству, но моментально снизил тон голоса и прошептал: — Ты серьёзно? Она приблизилась, и я почувствовал, как её небольшие мягкие груди, упираются мне в солнечное сплетение. — Ты мне нравишься. — Девочка снова улыбнулась. Я почувствовал её дыхание, отдающее клубничной жвачкой. — Но здесь твой парень! — Ты ему тоже понравился. — Что? — выпучил я глаза. — Что это значит? — Хватит вопросов, ладно? Нежные губы Алины прикоснулись к моим губам. Я закрыл глаза и обнял её худую талию. По спине бежали гряды мурашек, а голова начинала идти кругом. Я как мальчишка радовался её тёплому языку у меня во рту больше всего на свете. Юркие девичьи пальцы шустро расстегнули пуговицу моих шорт и стащили их вниз по бёдрам. Отвесив мне ещё один мокрый поцелуй, Алина встала на колени. Я смотрел сверху вниз на эту задорную девчушку и не верил тому, что происходит. Мой горячий член в сантиметре от её усыпанного веснушками лица. Моя поджатая нижняя губа и вера в то, что Максим не зайдёт в комнату, пока я не разряжусь спермой внутрь губ этой милой особы. Аккуратно обхватив у основания моего дружка, Алина медленно погрузила сантиметр за сантиметром в симпатичные губы. Тёплый язык пробежался от уздечки до основания члена, а мне не оставалось ничего кроме как закрыть глаза и сладко выдохнуть. Внезапно на меня низошло страшное озарение. Под потолком комнаты висела камера наблюдения, которая уставилась прямо на нас. Сигнал с неё вел на визуальную панель в подсобном помещении. То есть всё это время, мы были под пристальным вниманием. Мои скулы сжались, я медленно поднял глаза. В двух метрах от нас, в дверном проходе стоял Максим. Он внимательно наблюдал, как его некогда верная и любимая девочка отсасывает мне член прямо на рабочем месте. Я не знал, что будет дальше. Только морально приготовился обороняться и держать удар, но вместо этого увидел белоснежную улыбку молодого парня. — Она хороша в этом, правда? — мягко произнёс он. Я не готов был ответить. Мне показалось, что мой член начал опадать, но Алина по-прежнему всасывалась в него, как тигрица в оленёнка. — Не парься. — махнул рукой Максим и подошёл к нам, — Если моя девочка хочет сделать тебе минет, я не против. — Он положил ладонь на моё плечо … и расстегнул свои брюки. Высвободив выгнутый, длинный член, Макс ткнул им в румяную щёку своей девочки, и она переключилась с моего дружка на него. Алина нежно насаживалась на член своего парня, а я обомлевший смотрел и не мог отвести глаз. — Я знал, что мы тебя уломаем. — улыбнулся Максим. — Ты сразу понравился нам. Алина избавилась от мокрого члена и на выдохе прошептала. — Хватит болтать. Давай кис, не стой истуканом. Она впилась руками в свои облегающие джинсы, и силой стянула их вниз по бёдрам, не расстёгивая молнию. Вместе с джинсами вниз съехали чёрные, кружевные трусики. Передо мной оголилась совершенно идеальная, крепкая попка, на которую я так засматривался весь рабочий день. Я понимал, что девочка ждёт ласки от меня и опустился на колени. Пока она обрабатывала губами своего парня, я нагнулся и раздвинул ладонями очаровательные, упругие ягодицы. Уткнулся носом в тёплую выемку между женских бёдер. Кончик языка дотронулся до солоноватых розовых лепестков, которые источали женскую влагу. Я отбросил все мысли, которые озадачивали меня. Почему они решились на это? Они извращенцы? Что значит, что я понравился им обоим? Я основательно избавился от всех накипевших вопросов и просто вылизывал эту очаровательную девчушку. Вдруг я ощутил пальцы на волосах, поднял взгляд и оторвался от лона малышки. Я не сразу понял, что произошло в следующие несколько секунд, но в мои открывшиеся от удивления губы вошёл горячий, толстый член. Нагло и без спроса, Максим просто натянул мою голову на свой поршень. Мокрый ствол заскользил по языку и уткнулся в нёбо. Перед моими глазами появился крепкий пресс Макса, и я будто до конца осознал что случилось. Я оттолкнул его и высвободился от члена. Закрыв рот ладонью, я отстранился. Максим и Алина уставились на меня. — Что случилось? — вдруг приподняла бровки девушка. — Я не гей! — выпалил я, — Вы что!? Я не собирался делать минет! — Разве это проблема? Я могу тоже тебе сделать. — спокойно пожал плечами Макс. — Не-е-ет, не надо! Я пас! — завертел я головой. — Это же так здорово, хочу трахнуть тебя. — улыбнулся парень. Мои глаза округлились. — Нет! Я не пасс, в смысле пассив. Я пас, в смысле я пасую. Я не гей! — Я тоже! — закивал Максим и снова приставил член к моему лицу. Алина улыбнулась и схватила меня за руки, чтобы я не отталкивал парня. — Не ломайся, открой ротик, тебе понравится! — зашептала улыбчивая девушка. Максим разомкнул мои губы, и горячий член снова оказался у меня во рту. Я завертел головой, пытаясь избавиться от него, но Алина внезапно ударила мне сильную пощёчину. — Почему ты такой строптивый, а? — прошептала она сквозь зубы, — Мы хотим трахнуть тебя малыш, смирись. — Верно. — поддержал её парень, — Ты ведь не хочешь потерять работу? — Оставьте меня в покое! Я не бу… — хотел было произнести я, но в мою голову вцепилось сразу четыре руки, заталкивая в рот, крепкий и достаточно толстый член Максима. Я спортивный, хорошо сложенный парень, но противостоять высокому, широкоплечему Максу было не просто. Он искусно погружал член в мой рот, не давая высвободиться. Как бы я не хмурился и сопел, ничего не помогало. В какой-то момент мне пришла в голову идея укусить этого бисексуального насильника, но я решил, что от этого мне может статься только хуже. Спустя минуту нещадных потугов освободиться, я сдался. И просто замер, прислушиваясь к ощущениям. Максим по-прежнему двигал бёдрами, чпокая меня в ротик. И это поверьте, было действительно странным ощущением. Чувствовать горячий, мужской член, скользящий по языку оказалось действительно необычно. Алина заметила, что я прекратил дёргаться, и стала покрывать поцелуями мою шею. — Какой ты молодец, наш малыш прекратил капризничать. Максим подхватил речь своей девушки. — И вправду, совсем не плохо. — закивал он продолжая натягивать меня, — Только ради всего святого, спрячь зубы. — Я постарался, но опыта у меня не было никакого, и что делать я не особо понимал. — Посасывай, неспешно и не сильно. Ты когда-нибудь отсасывал воздух из стакана? Это просто, постарайся сделать вакуум губами. Поначалу получалось не особо, но я заслужил поощрение от Максима и он погладил ладонью по моим волосам. Внезапно Макс освободил мои губы от своего напористого члена. Слюна стекала по моему подбородку, а во рту был странный солоноватый привкус смазки. — Нужно прерваться, не хочу кончить, не попробовав десерт. — произнёс Макс и прижал моё лицо к гладковыбритым яйцам отдающим ароматом ментолового дезодоранта. — Может в подсобку? — сказала Алина и покосилась на компанию ребят, что каталась на скейтбордах вдалеке. За прилавком нас не было видно, но в любой момент они могли оказаться рядом с нами, в самый разгар «веселья». — Пожалуй, — кивнул Максим и обратился ко мне, — Тебя ведь раньше не трахали парни? От такой постановки вопроса я слегка оторопел, но потом отрицательно закрутил головой. — Это слишком для меня, я уже сделал то, о чём пожалею. — Я выдохнул и вытер губы левой ладонью, — Если вы угрожаете мне потерей работы, я готов на это, увольняйте. Алина показательно надула губы и сделала бровки домиком. — Почему ты так говоришь? Тебе ведь понравилось. Это всего лишь минет. — Ещё раз! — я поднял ладони в воздух, пытаясь донести до ребят свою мысль, — Я не гей, никогда не был геем, мне не нравится секс с парнями! Что здесь непонятного? — Ну прекрати ты! Хватит ломаться. — нахмурилась Алина, — Если бы тебе реально не нравилось это, ты отбивался бы до последнего, кричал бы, дрался! Ты не особенно сильно сопротивлялся для парня, которому не нравится сосать члены. — Окей, ладно! — восклицательно произнёс я, — Это был интересный опыт, не больше! И на большее я не готов, так что я ухожу. Я попытался встать, но Максим вывернул мне руку, так что я выгнулся и взвыл от боли. Алина сильно заткнула мне рот двумя ладонями. Один из парней в скейтпарке обернулся на странно скрючившихся людей за прилавком. Алина улыбнулась ему и выкрикнула. — Всё хорошо! Он просто порезался. Первый день! — Парнишка понятливо закивал и вскочил на доску. — Давай его в подсобку. — прошептала Алина. Мои ноги обессилено телипались по полу. Шорты, вместе с бельём стянуты до колен. Рот был заткнут, руки скручены за спиной крепким Максимом. Через мгновение я оказался в подсобке, и ребята кинули меня на кучу поролона, оставшегося на полу после поставки скейтбордов. Пока Макс держал меня, Алина скручивала мои кисти скотчем за спиной. От осознания того, что сейчас случится, я буквально обезумел. Я ёрзал, брыкался, но у меня не получалось ровным счётом ничего. Я пытался закричать, но Алина затолкала мне в рот свои скомканные чёрные трусики. Наконец ко мне пришло осознание: сейчас меня трахнут, я не смогу вырваться, эта безумная парочка настоящие насильники. Максим потянул вниз мои шорты и окончательно стащил их с меня, вместе со спортивным бельём. Я был беззащитен перед ними, и я могу сказать, что мне стало действительно страшно. — Кла-а-ас. — послышался шёпот парня. Максим и Алина переглянулись. — Очаровательный попец у тебя. — заметил Макс, — Как тебя ещё не трахали с таким подтянутым задом? Оказался бы с тобой в одной душевой, клянусь, ты бы не ушёл от меня. Я тщетно пытался что-то ответить, мыча в Алинины трусики. Старался противостоять, сопротивляться, но с каждой секундой понимание того, что я не вырвусь, нарастало. Макс раздвинул мои ягодицы. Алина облизнула средний палец, приложила его к дырочке и стала круговыми движениями массировать мою испуганную попку. Я слышал сладкое причмокивание. Они целовались. Красотка Алина впивалась поцелуем в губы своего бойфренда, а ладошкой свободной руки нежно смазывала его член. Моя голова шла кругом. Неужели их действительно так возбуждает это? Может быть я не первый, кто подвергся … насилию этих сумасшедших любовников? — Хочу видеть, как ты трахаешь его. — тихо прошептала Алина. — Повтори. — прохрипел Макс, продолжая облизывать девичьи губы. — Хочу, чтобы ты трахал его так же, как меня. Я хочу, чтобы он кричал. Тогда мои глаза окончательно полезли на лоб. Широкоплечий, рельефный самец навалился на мою спину всем весом, а головка смазанного, взведённого болта уткнулась между моих ягодиц. Я чувствовал его тепло. Ощущал, как мой крохотный сфинктер начинает растягиваться. Когда массивная, пурпурная головка протискивалась в меня, я думал, сойду с ума. Мне казалось, что моя многострадальная попа не выдержит таких перегрузок, ведь в моей жизни никогда не было ничего подобного. Я выгнулся и заверещал что есть мочи, но белье, плотно закрывающее рот и ладони Алины делали мой крик подавленным и глухим. — Вот так, правильно. — прошептала Алина, — Кричи! Наконец толстый поршень её парня заскользил внутри. Он колом втыкался в орешек простаты, а потом устремлялся в глубину и после каждого удара у меня из глаз сыпались искры. Этот парень не особо жаловал мою девственную попку, он насаживал её жёстко и беспощадно, как свою игрушку. Моё дыхание стало сбивчивым, я жмурился. Глаза стали влажными. Вдруг распахнув их, я увидел, как по бедру Алины стекает тонкая струйка прозрачной жидкости. Девушка была на пике возбуждения, наблюдая как её бойфренд жёстко содомирует ни в чём невиноватого скейтербоя. Я не могу чётко оценить, сколько времени это продолжалось, но этот бык не мог кончить действительно очень долго. Прошло минут семь, и жжение начало утихать. Каждый удар члена в простату был, как удар по колоколу. Моё тело резонировало. Алина заметила это, она уткнулась носиком в мою щёку и снова начала шептать. — Я почти влюбилась в тебя, цыплёнок. Могу смотреть на это вечно. Я освобожу твой рот, но если ты решишь закричать, будет больно, обещаю тебе. Девушка достала из моих губ свои трусики. Я стал ловить ртом воздух, как рыба, выбросившаяся на берег. Алина раскинула в стороны длинные ноги и уселась возле моего лица. Обезумевшая доминантная самка взяла меня за волосы и совершенно наглым образом уткнула лицом между бёдер. Мои связанные руки ломило, сопротивляться сил уже не было. К тому же я, наверное, начал ощущать то, что чувствуют пассивы, хотя никогда в жизни им не был. Я не манерный и всегда любил женщин, но внутри что-то начинало трепетать. Каждый раз, когда член погружался между моих упругих ягодиц, я ощущал нечто вроде электрического разряда охватывающего всё тело с головы до пят. Волны становились всё сильнее и мне начало казаться, что я скоро кончу совершенно тайным, удивительным образом. Без участия в процессе моего члена. В мой нос ударил пряный запах возбуждённой киски, попу долбил крепкий член, и мне почудилось, что я сейчас потеряю сознание. Наконец в моих глазах потемнело и я выпал. Просто растворился в себе. Моё тело охватил неслыханный оргазм. Я пульсировал, голова стала пустой и мутной. Из члена медленно полилось белоснежное семя, а я издал последний, издыхающий стон в киску своей насильницы и кажется, отключился. Максим медленно достал покрасневший поршень из моей аккуратной, но уже порядочно раскуроченной попы. — Вот так. — улыбнулся он и хлопнул меня по ягодице. Парень поднялся на ноги и в порыве возбуждения подтащил к себе Алину за волосы. Он несколько раз насадил её голову на член так, что яйца упирались в её миловидный подбородок, а по щекам потекли реки туши. Задыхаясь, девчушка оттолкнула своего парня, и он разрядился ей на лицо, заливая белоснежным семенем. Я лежал неподвижный со связанными руками и тяжело дышал. — Жесть. — вдруг прошептала Алина. — Всё, как ты любишь милая. — ответил ей Максим и нагнулся, целуя её в губы. В подсобке повисло молчание. Я ждал, когда эти безумцы, соизволят развязать мои руки. — Теперь самая неприятная часть, верно? — вдруг грустно произнесла Алина. — Да, ты нам понравился. — вздохнул Максим и стал натягивать брюки. — Ничего не поделаешь, но мы не можем рисковать. Я начал дёргаться и ошалело вглядываться в их лица. — Что… Что это значит?! Скотч на запястьях снова больно впился в кожу. Алина прошла по подсобке, виляя бёдрами, и стала рыться в сумке Максима. В её руке блеснул длинный поварской нож. Лезвие было старым, а на кончике красовался грязный багровый подтёк. Я видел такие ножи только у мясников на рынках, что разделывают говядину. Я резко перевернулся на спину и начал извиваться как червяк, попутно сбивая стулья и разбрасывая коробки. — Суки! — заорал я. Истошно дергаясь, я сбил опору длинной столешницы с тяжелеными коробками. Одна из них падая, ударила Максима в плечо, и повалила его на пол. Парень издал жуткий вопль и выгнулся. Похоже, его ключица не выдержала удара и треснула. Алина замерла на месте, крепко сжимая нож в ладони. Она испуганно смотрела то на меня, то на корчившегося от боли Максима. Я сильно оттолкнулся от стены, и поднялся на ноги. Руки были по-прежнему связаны за спиной, и мне казалось, они уже навсегда онемели. Я пробежал по подсобке и с разбегу ударился грудью в дверь. На удивление она поддалась и распахнулась. Слава богам, что эти двое в порыве возбуждения забыли закрыть её. Я так и бросился сквозь скейтпарк к выходу. Голый, со связанными за спиной руками. На улице успело потемнеть и вокруг не было совершенно никого, только бездомная собака ошивалась возле выхода из скейтпарка. Я обернулся и увидел, как Алина выскочила из двери кладовой. — Стой! — послышался женский крик, — Стой, идиот! От смеси страха и холода по спине снова побежали мурашки. Я нёсся как обезумевший, задыхаясь и мотая головой. Спустя пятьсот метров я выскочил на проезжую часть. Дальше оглушительный гудок клаксона, скрежет автомобильных шин и сильная боль охватила всё моё тело. Помню вкус асфальта и странный белый туман, застеливший мне глаза. Я очнулся в маленькой больничной палате, перебинтованный и разбитый, не понимая, сколько сейчас времени и что произошло с моим телом. Передо мной появилось моложавое лицо женщины в голубом халате. Она наклонилась и заглянула мне в глаза. — Как вы себя чувствуете? — мягко произнесла незнакомка. — Не знаю… — прошептал я. — Вы помните, что с вами случилось? Я внимательно посмотрел на неё, пытаясь понять, что действительно со мной случилось тем вечером. — Авария? — Да. У вас сломано два ребра и голень. — Она поджала губы и внимательно посмотрела мне в глаза, — А вы помните, что с вами произошло до того, как вас сбила машина? Я так же внимательно смотрел на врача. К моему сожалению, я прекрасно помнил, что произошло до аварии. — Нет. — ответил я. — Вас пришли навестить друзья. — женщина мягко улыбнулась и положила руку мне на бедро, — Возможно поговорив с ними, вы сможете что-то вспомнить. Она исчезла за дверью. «Друзья?» — вдруг я переспросил сам себя. () В комнату зашли два до боли знакомых человека. Алина и Максим появились бесшумно и закрыли за собой дверь палаты. Я вспомнил, как лежал вчера на горе поролона и барахтался, отбиваясь от них. Рефлекс взял своё, и я выгнулся на койке, причиняя себе сильную боль. — Тише, тише ты! — обеспокоенно произнесла Алина и подняла вверх руки, — Дурачок, это же была шутка! Шутка! Что же ты наделал… — Шутка!? — оскалился я, — Вы больные выродки! Оба сядете у меня. — Я начал стучать кулаком по красной кнопке вызова медсестры. — Мы не собирались причинять тебе вред. — начал быстро говорить Максим, — Это просто глупая шутка после секса. Мы не думали, что всё так закончится. Я недоверчиво смотрел на них. В комнате появилась обеспокоенная женщина в голубом халате. — Не волнуйтесь, с ним всё в порядке. Просто он разнервничался, сами понимаете. — Мягко залопотала Алина. — Точно? — нахмурилась медсестра. — Ну, разумеется. Посмотрите на него, с ним всё в полном порядке. Оставьте нас наедине, пожалуйста, на минут сорок. — Кто вы ему будете? — сурово спросила женщина. — Мы друзья. — ответил Максим, но медсестра не сводила с них взгляд. — Я могу посмотреть ваши удостоверения? Вы записывались на входе? — Мы же объясняем вам, мы хорошие друзья. — Алина достала из кошелька пятитысячную купюру и убрала в карман халатика медсестры. Женщина поджала губы, оценила меня пристальным взглядом, а после кивнула и вышла из комнаты. Мы остались втроём в полной тишине. На тонких губах миловидной Алины сверкнула саркастическая ухмылка, которая бывает только у таких женщин, как она.
http://big-siski.ru
0
FavoriteLoadingДобавить в любимое    
 

Увы, пока нет комментариев -нажми тут чтобы оставить свой
2016-2019 Связь с Админом prublyda@list.ru .
top